09.08.2020

Франческо Растрелли: «Синий — это цвет того, что я люблю: море и глаза Роберты»

Фото: Blue Passion Photo

Наш проект уже успел пообщаться с участниками многодневного ралли, но современные соревнования нельзя представить без тех, кто передаёт их дух, красоту и эмоции находящихся за рулём своих автомобилей. Мы говорим о фотографах, которые, как известно, 99% времени находятся в тени, а выходят из неё только в виде подписи к снимкам. Сегодня нашим гостем станет Франческо Растрелли — основатель творческого объединения Blue Passion Photo, который рассказал о своей работе и тандеме со своей супругой — Робертой Рокатти.

   — Здравствуйте, синьор Растрелли! Спасибо Вам большое за то, что согласились ответить на наши вопросы. И вот первый из них. Мы узнали о вас по вашим снимкам с многодневных ретро-ралли. Как вы обычно готовитесь к ним и что вас в них привлекает?

— Здравствуйте! Я очень рад, что вы пригласили нас с Робертой поучаствовать в работе вашего проекта! Скажу так. Подготовка к ралли – одно из заданий Роберты, и это очень важная часть работы. Она пользуется распечатанными картами местности, отслеживая маршрут через систему Google Street View и помечая удачные для съёмок места, потом она сообщает координаты, делает заметки относительно расписания движения участников и проверяет, какая из медиа-команд (обычно у нас их две — по одному фотографу и видео графу в каждой) может добраться до того или иного места и когда именно, так что Роберта выдаёт нам ежедневный план действий, поэтому мы называем её «Босс»! Это довольно долгий процесс, занимает целый день для каждого из дней ралли. Когда Роберте удаётся найти хорошие места, куда я мог бы запустить дрон, я обычно проверяю, есть ли разрешение на полёты на этих участках. Но, наверное, самой ненавистной частью приготовления является сбор багажа: на это уходит весь день. Роберта выбирает одежду для всех типов погоды, а также парадный костюм на заключительный приём; я же занимаюсь тем, что чищу, заряжаю и упаковываю всю технику. Многодневные ралли интересны тем, что здесь можно рассказать историю соревнования, а не просто понаделать кучу снимков. Здесь тебе и разные места, и разные погодные условия, всякое может случиться с автомобилями и экипажами, даже если ралли получаются утомительными.

Фото: Blue Passion Photo

— Большое спасибо за подробный ответ! А как происходит процесс взаимодействия между оргкомитет ом ралли и фотографами? Обычно они нанимают вас, или же вы делаете первый шаг и предлагаете свои кандидатуры?

— С 2010 года мы являемся официальными фотографами Hero Events — возможно, наиболее влиятельной организации в Европе. Один из её учредителей познакомился с нами, когда мы работали над съёмкой его классической яхты, и ему понравился наш страстный и нетривиальный стиль, и он сказал, что думает, что мы «достаточно сумасшедшие, чтобы присоединиться к Hero Events и снимать самое суровое соревнование Старого Света — ралли Леджог». Компании понравилось то, что в своей работе мы ставим цель рассказать историю, а не просто сфотографировать участников, так что у организаторов появится хороший материал для общения, раскрутки и публикаций в прессе. И, кажется, спустя 10 лет они всё ещё счастливы… Что касается других событий, то здесь за нас работает «сарафанное радио» и наши опубликованные снимки, поэтому иногда нас приглашают поснимать отдельно взятые мероприятия. Впрочем, мы и сами иногда отправляем письма организаторам с предложением своей кандидатуры. 

— А что для вас более важно снять во время ралли помимо заданий от организаторов (если таковые бывают): историю, эмоции или же что-нибудь из «закулисья»?

— Ответ здесь слово «всё», и это наиболее тяжёлая часть работы, которую нужно предельно внимательно рассматривать в каждом из аспектов, что заставляет быть собранным в течение всего дня. Нам приходится снимать автомобили на дороге и их части, разные места и природу, экипажи и эмоции, различные элементы социализации в течение дня и официальные мероприятия вечером, отзывы о спонсорах, организаторах и немного «подсмотренных» ситуаций. Так что здесь надо иметь одновременно и творческий, и прагматичный подход, но, к счастью, у нас обоих с Робертой как у команды есть и то, и другое.

— Отлично, спасибо за ответ! Франческо, у Вас за спиной уже множество ретро-ралли. А можете ли Вы рассказать о наиболее памятном?

— Без сомнения, это первое ралли «Леджог» в 2010, «снежное». «Леджог» – это ралли, которое проходит в декабре по маршруту Лендс-Энд – Джон О’Гроутс, так что соревнование охватывает за 3 дня всю Великобританию, а последние 23 часа ралли нужно непрерывно ехать по Шотландии, и большая часть приходится на тёмное время суток, так что это очень тяжело: 5000 миль (чуть более 8000 км – прим.ред.), трудности ориентирования на местности, испытания. В 2010 году погодные условия были очень суровыми, часть дорог перекрыты, бури, снег, замёрзшие водные переправы. Я помню, как однажды во время остановки на обед нам пришлось пересчитывать присутствующих, чтобы понять, не потерялся ли кто по пути… Но эмоции на финише переполняли всех: у каждого было осознание того, что было сделано что-то эпичное!

— Да уж, после такого приключения… А сколько длилось самое долгое ралли, на котором вам приходилось работать?

— До того, как Hero Events и ERA объединились, это было ралли «Лондон-Лиссабон»: 12 дней по территории Великобритании, Франции, Португалии и Испании. А так как ERA является главным специалистом по многодневным ралли (самое известное из них «Пекин-Париж»), ранее в том же году у нас был опыт работы на «супермногодневном» ралли, когда мы поехали в Новую Зеландию на New Zealand Classic: 23 дня с севера на юг острова.

Фото: из личного архива Франческо Растрелли

— Это, безусловно, очень выматывает. Поэтому не можем не спросить, устаёте ли вы вообще от фотографии. Если да, то как обычно отдыхаете?

— В принципе, всё в моей жизни связано с фотографией и мы, как правило, не отдыхаем. Но если удаётся провести время без камеры в руках, то для меня это 8-часовая подводная охота с гарпуном. Среди прочих вариантов досуга – время в нашем прекрасном доме в Сорренто, с выключенными телефонами и компьютерами, когда мы просто наслаждаемся солнцем в саду или катаемся на мотоцикле вдоль побережья Амальфи.

— Даже на слух это очень умиротворяюще. Но придётся вернуться к теме вашей работы. Когда мы читаем отчёты об очередном дне ретро-ралли, мы узнаём массу подробностей о жизни участников. А можете рассказать, что из себя представляет типичный «день фотографов»?

— Ой, это очень долгий день! Каждый вечер Роберта проверяет, сколько времени понадобится, чтобы добраться от гостиницы до первого места съёмки, определяет для нас «стартовое время», обычно это примерно за 20 минут до ухода первого автомобиля на дистанцию, поэтому вставать приходится довольно рано. Мы стараемся следовать расписанию дня и охватывать спецзадания и зоны регулярности, а также обеденные стоянки, отмеченные на карте. На трассе непосредственно мы останавливаемся, чтобы снять не более 5 автомобилей, потом мы перемещаемся на другую локацию, так что мы сражаемся со временем в попытке заснять всех и сделать это в хороших местах. Очень часто мы пропускаем обеды, чтобы подготовиться ко второй части соревновательного дня, прежде чем первые автомобили снова вернутся на трассу. В гостиницу мы обычно приезжаем последними, там я ещё некоторое время провожу возле автомобилей, чтобы снять их детали, чтобы сделать фото механиков, участников и т.п., а Роберта, тем временем, загружает отснятый материал на ноутбук. Мы быстренько ужинаем, параллельно делая несколько финальных снимков, и потом, часов в 10 вечера, когда все наконец откланиваются на отдых, начинается вторая часть нашей ежедневной работы – постпродакшн. Я «чищу» и заряжаю фотоаппараты и работаю над отснятыми кадрами с дрона. Роберта просматривает все фотографии (около 1500), выбирает наиболее удачные снимков 100, обрабатывает их и отправляет их медиа-координатору ралли, который уже рассылает их по журналам и публикует их в ежедневных отчётах на сайте соревнования и в социальных сетях. Затем она составляет план на следующий день и около 3 часов ночи ложится спать, когда я уже похрапываю несколько часов, а будильник скоро снова зазвонит. Недосып, а также долгие дни, проведённые то на холоде и под дождём, то под палящим солнцем – то, что отличает многодневные ралли от прочих.

Фото: Blue Passion Photo

— У Вас есть собственный ретро-автомобиль? Не хотелось ли Вам когда-нибудь сменить фотоаппарат на руль и самому принять участие в ралли?

— Да, есть. Fiat Bianchina Giardinetta 1969 года принадлежала моей маме с того момента, как мне было 5 лет, а потом она стала «соучастницей преступления», когда я поехал на ней в свои 17 без прав, и тогда за мной гналась полиция. Ещё в ней я прокатил 12 друзей по побережью Амальфи, но главным образом это был мой «охотничий» автомобиль, неважно ловил ли я рыбу или цеплял женщин. Он последние несколько лет стоит в гараже без дела и использовался и как игрушечный домик, и как конура для собаки. Но даже при этом я не готов был продавать авто, потому что это часть семьи. И всё же однажды на лето к нам приехал близкий друг, влюбился в неё и захотел купить её у нас, чтобы отреставрировать и привезти в Лондон. Я тогда подумал, что это будет лучшим способом дать её блестящее будущее, притом, что она продолжит оставаться частью семейной истории, когда я буду заезжать в Британию. Так что будете в Лондоне – будьте внимательны: если увидите быстроходную красотку из Италии, не сомневайтесь, что «сумасшедшие Растрелли» и их Bianchina в городе!

Сейчас мы подумываем о том, чтобы обзавестись ещё одним классическим автомобилем (побережье Амальфи идеально для итальянских родстеров), но, скорее всего, у нас не будет времени насладиться им. Роберте нравится синий Renault Alpine, так что, кто знает, может, когда-нибудь… Мы очень часто думаем и о том, чтобы поучаствовать в ралли, где я был бы за рулём, а Роберта была бы штурманом, но я уверен, что и тогда наша фотокамера была бы при нас!

— Видимо, эту страсть уже ничем не победишь, это понятно. Скажите, пожалуйста, сколько мероприятий вы стараетесь охватывать за сезон, если говорить о ретро-ралли?

— Около 10-12, но обычно пропускаем август и январь.

— На вашем официальном сайте сказано, что несколько лет вы делали снимки яхт и только потом решили добавить автомобили в сферу интересов. Скажите, пожалуйста, что вас привлекает и в том, и в другом?

— В общем, да, яхты привели нас к автомобилям, и в них много общего. В первую очередь, и те, и другие – представители классики, и они могут рассказать многое из того, что нам нравится: это не просто красивые вещи, у них есть душа и история, которую можно также передать фотографиями. Например, истории о реставрации, о владельцах, о том, как ими пользовались долгие годы. В обоих случаях мы любим снимать соревнования – регаты и ралли – в формате общения объектов с публикой через фотографии. Я родом из Сорренто, так что море – моя стихия от рождения, и вполне естественно, что мне нравится всё морское. Роберта больше испытывает страсть к автомобилям, будучи родом из Турина – родины марки Fiat.

— Интересно. Кстати, а откуда пошло название Вашего проекта? Оно как-то связано с морем и водой в целом?

— «Страсть» движет нами во всём, что мы делаем, а то, что мне особенно нравится – синего цвета: море и глаза Роберты…

— Очень поэтично. Даже не хочется нарушать это состояние, но придётся. Помните ли Вы свой первый коммерческий заказ. Кто был Вашим клиентом и что нужно было снимать?

— Я начал карьеру со кадров подводного мира, так что моя первая работа подразумевала съёмки под водой для рекламной кампании ювелирного бренда.

Фото: из личного архива Франческо Растрелли

— Расскажите, пожалуйста, с чего начался ваш с Робертой «семейный подряд»? Ваша супруга также была фотографом до вашей встречи или Вы втянули её в эту сферу?

— В начале карьеры я был художником-оформителем и арт-директором в международном рекламном агентстве: я жил в Лондоне, Милане и Риме до тех пор, пока не приехал в Неаполь, где и основал собственный рекламный проект. При этом, подводная съёмка была просто как увлечение, но я завоевал несколько наград на конкурсах и опубликовал фотокнигу. Конечно, я принимал участие в съёмках рекламных кампаний и начал заниматься ими самостоятельно, поскольку фотография стала занимать довольной большой объём рабочего времени.

Моим «большим прорывом» было то, что меня пригласили стать официальным фотографом мероприятия, которое называлось «Восстановление века» – реставрация классической яхты Lulworth, давшая мне всемирную известность и положившая начало моей работе в качестве фотографа, снимающего яхты. Через несколько лет я встретил Роберту, которая тогда была адвокатом и работала сначала в банке, а потом на Fiat Automobiles и Investor Relations Team. Два года спустя она уволилась, покинула дом, семью и друзей и ездила вместе со мной по всему миру, пока я делал свою работу. Я никогда не учил её ничему в плане фотографии, она только занималась обработкой готовых фотографий, сделанных во время мероприятий, что дало мне возможность принимать участие в более масштабных событиях. Но однажды случилось так, что мне нужно было снимать 2 мероприятия одновременно, поэтому я дал Роберте лишнюю камеру и дал ей первый и единственный урок, сказав: «Слово «фотографировать» в переводе с греческого означает «писать светом». Кнопка ВКЛ здесь, держи и – вперёд, за работу!» С тех пор она всё училась делать «на ходу» и полюбила классические автомобили. Она единственный партнёр, которому я могу доверять, потому что она трудолюбивая, и наши личные качества очень здорово помогают в работе. А ещё она отвечает за работу в офисе: логистика, администрирование, плюс, ей иногда приходится возвращаться и к своей юридической деятельности, потому ч о в нашем деле очень важна защита прав.

— И ещё немного о вашем симбиозе. Вы обычно разделяете обязанности, когда работаете на ралли, или же снимаете одновременно?

— Как я уже сказал, Роберта занимается подготовкой к ралли. Во время события мы обычно вместе, так что у нас появляется возможность сделать больше снимков автомобилей в разных местах (хотя, это означает, что и работать придётся с большим количеством фотографий); на некоторых событиях нас определяют в одну и ту же команду, так что я веду, а Роберта направляет, я управляю дроном, Роберта снимает. Я предпочитаю снимать автомобили в движении, тогда как ей больше нравятся снимки на фоне природных пейзажей; хотя, должен признать, кадры в движении у неё получаются даже лучше, чем у меня. Я люблю крутиться возле механиков или искать необычные места, способствующие креативу, Роберта же больше по части спонсорских заданий, специальных запросов от медиа и т.д. Нам обоим нравится искать другие ракурсы для съёмок, иногда довольно опасные, поэтому меня иногда можно застать подвешенным на дереве или лежащим посередине дороги, а Роберта может стоять на узком парапете моста или на крыше медийного автомобиля, сопротивляясь порывам исландского ветра: возможно, поэтому нас зовут «сумасшедшие Растрелли». Я снимаю клипы с дрона, она монтирует фотографии для пресс-релизов каждый вечер, потому что я засыпаю. Я думаю, что у нас двоих как команды действительно, как вы сказали, симбиоз.

— Замечательно! Но, Вы знаете, часто говорят, что с человеком очень тяжело находиться рядом 24/7, а работать с тем же человеком – ещё труднее. Как вы справляетесь с этим и есть ли вообще что-то подобное?

— Иногда мы поздравляем друг друга, потому что, безусловно, нелегко и жить вместе, и работать вместе, не имея времени на друзей, увлечения или отпуск, но каждый из нас не представляет себе, с кем бы ещё мог делать всё это. Всем известно, что мы постоянно улыбаемся, и то, что мы партнёры по жизни, всегда дополняет наш рабочий процесс. Мы очень доверяем друг другу, потому что всегда отдаём самое лучшее. Иногда мы, конечно, спорим о том, как должно быть сделано то или иное, но мы уверены, что в итоге придём к оптимальному решению. Секрет наших отношений скрыт в футболке, которую я ношу и на которой написано «Она не властная, просто у неё более светлые идеи».

— Чудесный слоган! И, конечно, жизненный и профессиональный опыт вам очень помогают и в семье, и в работе. А есть ли, к слову о работе, такие снимки, которые Вы бы лично хотели сделать, но пока не смогли по каким-либо причинам?

— Правильно будет сказать, что я люблю снимать, неважно, для работы это или для себя. Я делал несколько хороших репортажей о подводной охоте на Сицилии, где были очень редкие снимки такого вида рыбалки, но я хотел бы сфотографировать рыбу во время подводной охоты, проплывая рядом с ней.

— Теперь поговорим о злободневном. Италию очень серьёзно затронула пандемия коронавируса. Мы хотели бы узнать, как самоизоляция отразилась на вашей жизни. И есть ли уже планы на остальную часть этого года?

— Я вернулся из Австралии в Сорренто, когда Италию закрыли на карантин, а Роберта поехала к родителям в Турин, так что 2 месяца мы провели отдельно друг от друга. Конечно, мы остались без работы на основных мероприятиях (регаты, ретро-ралли, свадьбы) до ноября, но при всём уважении к людям, которых затронул вирус, стоит отметить, что это было хорошее время для того, чтобы побыть дома без разъездов и путешествий (обычно мы проводим время в родным пенатах не больше 12 часов в год) и немного «разгрести завалы» по работе. У Роберты появилось время на то, чтобы отредактировать тысячи фотографий так, чтобы это соответствовало запросам клиентов, а я просмотрел порядка 20000 старых слайдов, чтобы пробежаться по ним, просмотреть, отсортировать: то, что очень трудно выполнить при нашем привычном рабочем графике. Сейчас мы очень часто работаем с дроном исходя из особенностей ландшафта той или иной местности, делаем снимки моторных лодок, а также снимаем для рекламных кампаний и транспортных служб или делаем подводные снимки возле национального парка Флегран, а я опять тружусь в качестве художника и арт-директора, как и в начале моей карьеры. В августе мы планируем наконец-то освежить наш вебсайт, потому как с 2012 года у нас не было на это времени. Мы пока не знаем, что будет осенью, поэтому остаётся только скрестить пальцы на удачу и надеяться, что нашим первым ралли после перерыва станет «Ралли Испытаний» («Rally of the Tests»), которое пройдёт в ноябре по территории Великобритании.